link85 link86 link87 link88 link89 link90 link91 link92 link93 link94 link95 link96 link97 link98 link99 link100 link101 link102 link103 link104 link105 link106 link107 link108 link109 link110 link111 link112 link113 link114 link115 link116 link117 link118 link119 link120 link121 link122 link123 link124 link125 link126 link127 link128 link129 link130 link131 link132 link133 link134 link135 link136 link137 link138 link139 link140 link141 link142 link143 link144 link145 link146 link147 link148 link149 link150 link151 link152 link153 link154 link155 link156 link157 link158 link159 link160 link161 link162 link163 link164 link165 link166 link167 link168
билингвальные книги

книги два языка

The Master and Margarita. Mikhail bulgakov. Pontius Pilate 2-4

Мастер и Маргарита. Михаил Булгаков. Понтий Пилат 2-4

-------------------------------------------------------

For a while the silence on the balcony was only disturbed bv the splashing of the fountain.

Молчание на балконе некоторое время нарушала только песня воды в фонтане.

Pilate watched the water splay out at the apex of the jet and drip downwards.

Пилат видел, как вздувалась над трубочкой водяная тарелка, как отламывались ее края, как падали струйками.

The prisoner was the first to speak : 'I see that there has been some trouble as a result of my conversation with that young man from Karioth.

Первым заговорил арестант: -- Я вижу, что совершается какая-то беда из-за того, что я говорил с этим юношей из Кириафа.

I have a presentiment, hegemon, that some misfortune will befall him and I feel very sorry for him.'

У меня, игемон, есть предчувствие, что с ним случится несчастье, и мне его очень жаль.

'I think,' replied the Procurator with a strange smile, ' that there is someone else in this world for whom you should feel sorrier than for Judas of Karioth and who is destined for a fate much worse than Judas'!

-- Я думаю, -- странно усмехнувшись, ответил прокуратор, -- что есть еще кое-кто на свете, кого тебе следовало бы пожалеть более, чем Иуду из Кириафа, и кому придется гораздо хуже, чем Иуде!

... So Mark Muribellum, a coldblooded killer, the people who I see '--the Procurator pointed to Yeshua's disfigured face--' beat you for what you preached,

Итак, Марк Крысобой, холодный и убежденный палач, люди, которые, как я вижу, -- прокуратор указал на изуродованное лицо Иешуа, -- тебя били за твои проповеди,

the robbers Dismas and Hestas who with their confederates killed four soldiers, and finally this dirty informer Judas--are they all good men? '

разбойники Дисмас и Гестас, убившие со своими присными четырех солдат, и, наконец, грязный предатель Иуда -- все они добрые люди?

'Yes,' answered the prisoner.

-- Да, -- ответил арестант.

'And will the kingdom of truth come? '

-- И настанет царство истины?

' It will, hegemon,' replied Yeshua with conviction.

-- Настанет, игемон, -- убежденно ответил Иешуа.

'It will never come! ' Pilate suddenly shouted in a voice so terrible that Yeshua staggered back.

-- Оно никогда не настанет! -- вдруг закричал Пилат таким страшным голосом, что Иешуа отшатнулся.

Many years ago in the Valley of the Virgins Pilate had shouted in that same voice to his horsemen : ' Cut them down! Cut them down! They have caught the giant Muribellum!'

Так много лет тому назад в долине дев кричал Пилат своим всадникам слова: "Руби их! Руби их! Великан Крысобой попался!"

And again he raised his parade-ground voice, barking out the words so that they would be heard in the garden : ' Criminal! Criminal! Criminal! '

Он еще повысил сорванный командами голос, выкликая слова так, чтобы их слышали в саду: -- Преступник! Преступник! Преступник!

Then lowering his voice he asked : ' Yeshua Ha-Notsri, do you believe in any gods?'

А затем, понизив голос, он спросил: -- Иешуа Га-Ноцри, веришь ли ты в каких-нибудь богов?

'God is one,' answered Yeshua. ' I believe in Him.'

-- Бог один, -- ответил Иешуа, -- в него я верю.

'Then pray to him! Pray hard! However,' at this Pilate's voice fell again, ' it will do no good. Have you a wife? ' asked Pilate with a sudden inexplicable access of depression.

-- Так помолись ему! Покрепче помолись! Впрочем, -- тут голос Пилата сел, -- это не поможет. Жены нет? -- почему-то тоскливо спросил Пилат, не понимая, что с ним происходит.

'No, I am alone.'

-- Нет, я один.

'I hate this city,' the Procurator suddenly mumbled, hunching his shoulders as though from cold and wiping his hands as though washing them.

-- Ненавистный город, -- вдруг почему-то пробормотал прокуратор и передернул плечами, как будто озяб, а руки потер, как бы обмывая их,

' If they had murdered you before your meeting with Judas of Karioth I really believe it would have been better.'

-- если бы тебя зарезали перед твоим свиданием с Иудою из Кириафа, право, это было бы лучше.

'You should let me go, hegemon,' was the prisoner's unexpected request, his voice full of anxiety. ' I see now that they want to kill me.'

-- А ты бы меня отпустил, игемон, -- неожиданно попросил арестант, и голос его стал тревожен, -- я вижу, что меня хотят убить.

A spasm distorted Pilate's face as he turned his blood-shot eyes on Yeshua and said :

Лицо Пилата исказилось судорогой, он обратил к Иешуа воспаленные, в красных жилках белки глаз и сказал:

'Do you imagine, you miserable creature, that a Roman Procurator could release a man who has said what you have said to me? Oh gods, oh gods!

-- Ты полагаешь, несчастный, что римский прокуратор отпустит человека, говорившего то, что говорил ты? О, боги, боги!

Or do you think I'm prepared to take your place? I don't believe in your ideas! And listen to me :

Или ты думаешь, что я готов занять твое место? Я твоих мыслей не разделяю! И слушай меня:

if from this moment onward you say so much as a word or try to talk to anybody, beware! I repeat--beware!'

если с этой минуты ты произнесешь хотя бы одно слово, заговоришь с кем-нибудь, берегись меня! Повторяю тебе: берегись.

'Hegemon . ..'

-- Игемон...

'Be quiet! ' shouted Pilate, his infuriated stare following the swallow which had flown on to the balcony again.

-- Молчать! -- вскричал Пилат и бешеным взором проводил ласточку, опять впорхнувшую на балкон.

' Here!' shouted Pilate.

-- Ко мне! -- крикнул Пилат.

The secretary and the guards returned to their places and Pilate announced that he confirmed the sentence of death pronounced by the Lesser Sanhedrin on the accused Yeshua Ha-Notsri and the secretary recorded Pilate's words.

И когда секретарь и конвой вернулись на свои места, Пилат объявил, что утверждает смертный приговор, вынесенный в собрании Малого Синедриона преступнику Иешуа Га-Ноцри, и секретарь записал сказанное Пилатом.

A minute later centurion Mark Muribellum stood before the Procurator.

Через минуту перед прокуратором стоял Марк Крысобой.

He was ordered by the Procurator to hand the felon over to the captain of the secret service and in doing so to transmit the Procurator's directive that Yeshua Ha-Notsri was to be segregated from the other convicts,

Ему прокуратор приказал сдать преступника начальнику тайной службы и при этом передать ему распоряжение прокуратора о том, чтобы Иешуа Га-Ноцри был отделен от других осужденных,

also that the captain of the secret service was forbidden on pain of severe punishment to talk to Yeshua or to answer any questions he might ask.

а также о том, чтобы команде тайной службы было под страхом тяжкой кары запрещено о чем бы то ни было разговаривать с Иешуа или отвечать на какие-либо его вопросы.

At a signal from Mark the guard closed ranks around Yeshua and escorted him from the balcony.

По знаку Марка вокруг Иешуа сомкнулся конвой и вывел его с балкона.

Later the Procurator received a call from a handsome man with a blond beard, eagles' feathers in the crest of his helmet, glittering lions' muzzles on his breastplate, a gold-studded sword belt, triple-soled boots laced to the knee and a purple cloak thrown over his left shoulder.

Затем перед прокуратором предстал стройный, светлобородый красавец со сверкающими на груди львиными мордами, с орлиными перьями на гребне шлема, с золотыми бляшками на портупее меча, в зашнурованной до колен обуви на тройной подошве, в наброшенном на левое плечо багряном плаще.

He was the commanding officer, the Legate of the Legion.

Это был командующий легионом легат.

The Procurator asked him where the Sebastian cohort was stationed.

Его прокуратор спросил о том, где сейчас находится себастийская когорта.

The Legate reported that the Sebastian was on cordon duty in the square in front of the hippodrome, where the sentences on the prisoners would be announced to the crowd.

Легат сообщил, что себастийцы держат оцепление на площади перед гипподромом, где будет объявлен народу приговор над преступниками.

Then the Procurator instructed the Legate to detach two centuries from the Roman cohort.

Тогда прокуратор распорядился, чтобы легат выделил из римской когорты две кентурии.

One of them, under the command of Muribellum, was to escort the convicts, the carts transporting the executioners' equipment and the executioners themselves to Mount Golgotha and on arrival to cordon off the summit area.

Одна из них, под командою Крысобоя, должна будет конвоировать преступников, повозки с приспособлениями для казни и палачей при отправлении на Лысую Гору, а при прибытии на нее войти в верхнее оцепление.

The other was to proceed at once to Mount Golgotha and to form a cordon immediately on arrival.

Другая же должна быть сейчас же отправлена на Лысую Гору и начинать оцепление немедленно.

To assist in the task of guarding the hill, the Procurator asked the Legate to despatch an auxiliary cavalry regiment, the Syrian ala.

Для этой же цели, то есть для охраны Горы, прокуратор попросил легата отправить вспомогательный кавалерийский полк -- сирийскую алу.

When the Legate had left the balcony, the Procurator ordered his secretary to summon to the palace the president of the Sanhedrin, two of its members and the captain of the Jerusalem temple guard,

Когда легат покинул балкон, прокуратор приказал секретарю пригласить президента Синедриона, двух членов его и начальника храмовой стражи Ершалаима во дворец,

but added that he wished arrangements to be made which would allow him, before conferring with all these people, to have a private meeting with the president of the Sanhedrin.

но при этом добавил, что просит устроить так, чтобы до совещания со всеми этими людьми он мог говорить с президентом раньше и наедине.

The Procurator's orders were carried out rapidly and precisely and the sun, which had lately seemed to scorch Jerusalem with such particular vehemence,

Приказания прокуратора были исполнены быстро и точно, и солнце, с какой-то необыкновенною яростью сжигавшее в эти дни Ершалаим,

had not yet reached its zenith when the meeting took place between the Procurator and the president of the Sanhedrin, the High Priest of Judaea, Joseph Caiaphas. They met on the upper terrace of the garden between two white marble lions guarding the staircase.

не успело еще приблизиться к своей наивысшей точке, когда на верхней террасе сада у двух мраморных белых львов, стороживших лестницу, встретились прокуратор и исполняющий обязанности президента Синедриона первосвященник иудейский Иосиф Каифа.

It was quiet in the garden.

В саду было тихо.

But as he emerged from the arcade on to the sun-drenched upper terrace of the garden with its palms on their monstrous elephantine legs,

Но, выйдя из-под колоннады на заливаемую солнцем верхнюю площадь сада с пальмами на чудовищных слоновых ногах,

the terrace from which the whole of Pilate's detested city of Jerusalem lay spread out before the Procurator with its suspension bridges, its fortresses

площадь, с которой перед прокуратором развернулся весь ненавистный ему Ершалаим с висячими мостами, крепостями

and over it all that indescribable lump of marble with a golden dragon's scale instead of a roof--the temple of Jerusalem--

и -- самое главное -- с не поддающейся никакому описанию глыбой мрамора с золотою драконовой чешуею вместо крыши -- храмом Ершалаимским, --

the Procurator's sharp hearing detected far below, down there where a stone wall divided the lower terraces of the palace garden from the city square,

острым слухом уловил прокуратор далеко и внизу, там, где каменная стена отделяла нижние террасы дворцового сада от городской площади,

a low rumbling broken now and again by faint sounds, half groans, half cries.

низкое ворчание, над которым взмывали по временам слабенькие, тонкие не то стоны, не то крики.

The Procurator realised that already there was assembling in the square a numberless crowd of the inhabitants of Jerusalem, excited by the recent disorders;

Прокуратор понял, что там на площади уже собралась несметная толпа взволнованных последними беспорядками жителей Ершалаима,

that this crowd was waiting impatiently for the pronouncement of sentence and that the water-sellers were busily shouting their wares.

что эта толпа в нетерпении ожидает вынесения приговора и что в ней кричат беспокойные продавцы воды.

The Procurator began by inviting the High Priest on to the balcony to find some shade from the pitiless heat,

Прокуратор начал с того, что пригласил первосвященника на балкон, с тем чтобы укрыться от безжалостного зноя,

but Caiaphas politely excused himself, explaining that he could not do that on the eve of a feast-day.

но Каифа вежливо извинился и объяснил, что сделать этого не может. (Переводчик добавил, что "из-за кануна Пасхи", у автора этого нет — прим.ред.)

Pilate pulled his cowl over his slightly balding head and began the conversation, which was conducted in Greek.

Пилат накинул капюшон на свою чуть лысеющую голову и начал разговор. Разговор этот шел по-гречески.

Pilate remarked that he had examined the case of Yeshua Ha-Notsri and had confirmed the sentence of death.

Пилат сказал, что он разобрал дело Иешуа Га-Ноцри и утвердил смертный приговор.

Consequently those due for execution that day were the three robbers--Hestas, Dismas and Bar-Abba--and now this other man, Yeshua Ha- Notsri.

Таким образом, к смертной казни, которая должна совершиться сегодня, приговорены трое разбойников: Дисмас, Гестас, Вар-равван и, кроме того, этот Иешуа Га-Ноцри.

The first two, who had tried to incite the people to rebel against Caesar, had been forcibly apprehended by the Roman authorities;

Первые двое, вздумавшие подбивать народ на бунт против кесаря, взяты с боем римскою властью,

they were therefore the Procurator's responsibility and there was no reason to discuss their case.

числятся за прокуратором, и, следовательно, о них здесь речь идти не будет.

The last two, however, Bar-Abba and Ha-Notsri, had been arrested by the local authorities and tried before the Sanhedrin.

Последние же, Вар-равван и Га-Ноцри, схвачены местной властью и осуждены Синедрионом.

In accordance with law and custom, one of these two criminals should be released in honour of the imminent great feast of Passover.

Согласно закону, согласно обычаю, одного из этих двух преступников нужно будет отпустить на свободу в честь наступающего сегодня великого праздника пасхи.

The Procurator therefore wished to know which of these two felons the Sanhedrin proposed to discharge--Bar-Abba or Ha-Notsri?

Итак, прокуратор желает знать, кого из двух преступников намерен освободить Синедрион: Вар-раввана или Га-Ноцри?