link0 link1 link2 link3 link4 link5 link6 link7 link8 link9 link10 link11 link12 link13 link14 link15 link16 link17 link18 link19 link20 link21 link22 link23 link24 link25 link26 link27 link28 link29 link30 link31 link32 link33 link34 link35 link36 link37 link38 link39 link40 link41 link42 link43 link44 link45 link46 link47 link48 link49 link50 link51 link52 link53 link54 link55 link56 link57 link58 link59 link60 link61 link62 link63 link64 link65 link66 link67 link68 link69 link70 link71 link72 link73 link74 link75 link76 link77 link78 link79 link80 link81 link82 link83 link84
билингвальные книги

книги два языка

Деннис Миллер: Наш сегодняшний гость написал целую кучу книг, гораздо больше, чем я прочел за всю свою жизнь. Итак, леди и джентльмены, встречайте Стивена Кинга или просто Стива.

Стивен Кинг: Привет, как дела?

Деннис Миллер: Спасибо, что пришел. Я знаю, ты боишься летать, но все же выбрался сюда. Ты летел на самолете какой авиакомпании?

Стивен Кинг: Рейсом United Airlines. Первым классом, так как в случае авиакатастрофы я хочу быть поближе к выходу. И да…

Деннис Миллер: Поясни, что ты имеешь в виду?

Стивен Кинг: … То есть точно не оказаться в пылающем отсеке, ты ведь знаешь, что это бывает, если ты займешь место в последних рядах. Ты же знаешь, что…

Деннис Миллер: Мне интересней знать, о чем думает Стивен Кинг!

Стивен Кинг: Ладно, догадываюсь, что в этом вопросе ты меня поддерживаешь. Но не думаю, что даже если я сам поведу самолет, мой пульс превысит 150 ударов в минуту, которых он достигает, когда в самолете задраивают заслонку.

Деннис Миллер: Так оно.

Стивен Кинг: В ту минуту, когда задраивается заслонка, ты чувствуешь, что выйти уже невозможно. Забудь про все. Случится только то, что должно случиться.

Деннис Миллер: Точно! Ну что ж, в это время я пытаюсь вспомнить все положения дзен-буддизма, но гораздо чаще всего меня волнует то, что заслонка уже закрыта и мысленно я молю — откройте ее ко всем чертям.

Стивен Кинг: Откройте ее ко всем чертям. Но если ты подойдешь к этой заслонке, как это сделал я, ты также начнешь воображать самое худшее. И это только часть того, что я знаю.

Деннис Миллер: А что еще?

Стивен Кинг: Ты не представляешь, как это может поразить твои мозги. Часто в самолете я сижу рядом с людьми, которые спрашивают меня: «А где вы берете идеи для ваших романов?» Я отвечаю им: «Боже правый, я никогда не думал о том, где ж я их беру…» Но если ты летишь на высоте 4000 футов, да еще и попал в турбулентность… Понимаешь, в этой ситуации мне совсем бы не хотелось отвечать на этот дурацкий вопрос… Возможно, я думал бы иначе, если б мне было 28 лет, я смотрел бы лишь на день вперед и верил, что самолет, в котором я лечу, никогда не разобьется. Думаю, если б твой самолет падал, ты бы со мной согласился…

Деннис Миллер: Какой ты злой! Но, возможно, ты и прав. Я тоже выхожу из себя, но всегда пытаюсь овладеть собой. Ты тоже, правда?

Стивен Кинг: Только не здесь.

Деннис Миллер: Что-то не так?

Стивен Кинг: Только не здесь, ведь в понедельник мне придется лететь назад. И я уже думаю…

Деннис Миллер: Может, ты останешься с нами?

Стивен Кинг: Конечно, ты можешь сказать, что существует возможность взять в аренду автомобиль, но ведь его скорость не сравнится с самолетом. Поэтому мне и приходится пользоваться аэролиниями.

Деннис Миллер: Да, без реактивных скоростей нам уже не обойтись.

Стивен Кинг: Иногда я хочу оказаться в реактивной струе и падать вниз, и замерзнуть к чертовой матери на полпути. Вот и все. Таким должен быть настоящий конец.

Деннис Миллер: И остаться в нашей памяти навсегда.

Стивен Кинг: А ведь может быть еще хуже.

Деннис Миллер: Что может быть хуже только что рассказанного сценария? Твой сценарий полета на комическом корабле?

Стивен Кинг: Ага.

Деннис Миллер: Что может быть хуже того, что ты вообразил. Ты падаешь, а люди вокруг говорят, что нужно закутаться и накрыться, и при этом они закрывают твою голову романом Клайва Баркера или тому подобного автора.

Стивен Кинг: Самый, самый худший сценарий — ты смотришь в иллюминатор и на крыле самолета ты видишь маленького гремлина из сериала Сумеречной Зоны, вот…(1)

Деннис Миллер: А знаешь, гремлин в иллюминаторе тоже может закричать: «Мне страшно! Я вижу парик актера Шатнера».

Стивен Кинг: Около десяти лет тому назад в салонах первого класса Американских аэролиний были установлены мониторы, на которых пассажиры могли наблюдать посадку своего самолета.

Деннис Миллер. Не говори, я терпеть это не мог.

Стивен Кинг. … и ты мог видеть, как снижается самолет. Ты не хотел этого видеть. И ты не смотрел на на это. Я тоже не смотрел на это. Но вот самолет, который разбился в Чикаго. Как ты думаешь, что чувствуют люди, которые своими глазами видят, как падает их самолет? Вот это и есть самый худший сценарий, из всех, которые я мог бы представить. «Глянь на эту падающую точку, это ж наш самолет», словом, ты понимаешь.

Деннис Миллер. Еще бы, я и сам мучаюсь такими же навязчивыми идеями. В этот момент, я уверен, мне бы хотелось переключиться на другой канал.

Стивен Кинг: Абсолютно согласен.

Деннис Миллер: Посмотреть, например, мультики о Флинтстоунах (2)?

Стивен Кинг: Ага, с саундтреком Майкла Болтона и голосом Бетт Миддлер, исполняющей композицию « Ветер под моими крыльями».

Деннис Миллер: А ты когда-нибудь консультировался у психотерапевта, посещал группу поддержки или что-то в этом роде?

Стивен Кинг: Я ходил к психотерапевту, которая внушала мне: «Представьте себе, что ваш страх — это шарик, который вы можете сжать в кулаке…» Ну и что? Я сразу же понял, что уважаемая леди никогда не сможет понять мое отношение к страху. Ведь из своего страха я мог бы скатать шар размером в футбольный мяч, но, в то же время, именно ужасы дают мне средства для существования, а следовательно, мой страх не так уж велик. И что будет, если я попытаюсь совсем его убрать? Думаю, для меня это большая психологическая проблема. Конечно, я боюсь летать, и признаю это. Некоторое время я способен держать свой страх в кулаке. Но если б ты знал, что я чувствовал, когда наш самолет, приземляясь в аэропорту Bahmingdal, попал в полосу турбулентности. Это было похоже на столкновение в воздухе с каменной стеной. Я думал, мы все погибнем. Я думал, это уже конец… Достали кислородные маски. Ты видел когда-нибудь кислородную маску?

Деннис Миллер: А..

Стивен Кинг: Кроме тех, с которыми ты сталкивался на съемках фильма, конечно… Сидения летели вниз. Если бы не ремень безопасности, я бы сломал себе шею…Еда, которой нас кормили в самолете, летала повсюду. Когда все было уже кончено, я нашел несколько виноградин даже в моем белье.

Деннис Миллер: Фрукты с того света, игра Loom (3).

Стивен Кинг: Да, фрукты с того света, точно сказано.

Деннис Миллер: Но…

Стивен Кинг: Но страх для меня, как сопли, которые я наматываю на рукав. Я всегда так делаю, этим и кончается существование моего шарика из страха. Никогда в жизни я не решусь выбросить его.

Деннис Миллер: Вот и готов роман: «Гибель шарика из страха».

Стивен Кинг: Великолепно.

Деннис Миллер: А как ты думаешь, откуда этот страх — ты боишься умереть? Или это все же нечто другое?

Стивен Кинг: А, я думаю, что боюсь периода между… Ну знаешь, звучит композиция Southern voice и на ее фоне голос пилота или астронавта: «Вы знаете, парни, у нас на борту небольшая проблема…Мы щас помрем ко всем чертям». Ну вообщем, так мне всегда кажется.

Деннис Миллер: Как и Чаку (4)

Стивен Кинг: Да, мне кажется, что… Словом ты прав, как и Чаку.. На высоте 40 тысяч футов, между началом падения и сокрушительным ударом о землю проходит 72 — 73 секунды. Вот в них и заключен мой ужас. И он длится намного дольше этой минуты с небольшим.

Деннис Миллер: Черт возьми, а почему б тебе не написать за это время пару книг?

Стивен Кинг: Нет, нет, в таком состоянии я на это не способен. Слушай, а, может, нам как-нибудь полететь вместе? Мне кажется, мы одинаково воспринимаем состояние полета.

Деннис Миллер: Да, ты прав.

Стивен Кинг: И мы преодолеваем наш страх. Да, полет нас пугает, однако в действительности, нас пугает не он сам, а боязнь возможной катастрофы. Если я уверю себя в обратном, я успокоюсь. Хотя всегда найдется несколько человек, которые не могут побороть усилием разума свой панический страх. Мы же его преодолеваем.

Деннис Миллер: Правильно, а наша уверенность поддерживает самолет на заданной высоте.

Стивен Кинг: Не думаю, так как это в этом замешана психическая энергия, которая действует крайне избирательно. Люди, у которых функционирует только половина мозга, знают, как это ограничивает их возможности. Представь мишень и многочисленные стрелы, которые проходят мимо нее. С такими стрелами вполне можно сравнить и наши мысли, которые несмотря на все наши старания, не достигают крыльев самолета. Конечно, эти стрелы, как и психическую энергию, никто никогда не фиксировал, да и вообще, большой вопрос, насколько велика сила нашей психики.

Деннис Миллер: Да, а что ты думаешь о словах, которые всегда говорят тем, кто собирается в полет — о том, что это безопасней, чем проехаться по дороге… Правда, когда самолет падает, об этом утверждении вряд ли кто вспоминает... А ты веришь в это?

Стивен Кинг: Ну да, говорят, что, по крайней мере, один из пятидесяти обгоняющих тебя водителей, находится в состоянии алкогольного опьянения. ОК, может, это так. Если подумать, сколько машин ездит по дорогам, возможно самолет и безопасней. Однако смотри — положим, на Бульваре Сансет, мы действительно несемся в потоке машин, ну на пустынной окраине города, это столкновение кажется мне уже маловероятным. Словом я думаю, что и здесь не стоит верить математическим выкладкам, с цифрами статистики явно намудрили. Однако они правы в одном — пилоты имеют прекрасную физическую форму и не находятся под воздействием алкоголя.

Деннис Миллер: Но некоторые из них пик своей формы уже прошли.

Стивен Кинг: Даже если некоторые из них прошли свой пик формы, тем не менее, выглядят и говорят они очень убедительно. И даже я почти им верю.

Деннис Миллер: А что ты скажешь о Лангольерах? Этот роман родился из-за твоей аэрофобии? Что тебя вдохновило на эту книгу?

Стивен Кинг: Слушай, я как-то подумал, вот было бы здорово, если б мы по своему желанию могли засыпать, усевшись в кресло самолета. Это было бы идеально.

Деннис Миллер: Да, это был бы прорыв.

Стивен Кинг: Да, да. На самом деле я летел с несколькими парнями на небольшом реактивном самолете, и подумал, было б здорово, если б мы могли перемешаться на нем не только в пространстве. Но и, например, переместиться в черные дыры своего сознания. А парни сказали мне, хорошо, они снизят содержание кислорода в воздухе, чтобы я мог туда попасть. Я согласился, но они этого не сделали… Зато у меня возникла история о таком происшествии.

Деннис Миллер: Да, знаю… Если уж окружающие считают тебя чокнутым, нужно и вести себя соответственно. Но я…

Стивен Кинг: Да, они такие.

Деннис Миллер: … вспоминаю прошлое, и не уверен, а вдруг и в моем сознании есть такая же черная дыра. Вот я, например, хорошо помню, как работал с детским шоу в Питсбурге. Ты тоже был с нами, и как-то ночью мы отправились на кладбище, где ты рассказывал нам страшные истории. Мы все хлопали тебе, а ты сидел на могильном камне и все говорил и говорил. Это было по правде, или я это выдумал?

Стивен Кинг: Еще бы, у тебя понос со страху был.

Деннис Миллер: У меня? Клянусь, нет. А помнишь парня по имени Артур Гринвальд? Этот малыш играл в шоу Punchline. Он был просто он великолепен в «Creepshow (5)».

Стивен Кинг: А ведь он был совсем маленьким, когда начались съемки

Деннис Миллер: «Creepshow».

Стивен Кинг:Да.

Деннис Миллер: Я вспоминаю, как он пришел к нам первый раз. Я помню это. Он заявил, что хочет играть. Ты стал рассказывать, о чем будет фильм, но он ответил, подумаешь, кишащие кругом червяки… Вы говорили о всяких ужасах, как будто о простой спортивной игре. А я думал, ну надо же, и потусторонние дела можно любить как бейсбол, нужно только, чтобы они снесли тебе мозг.

Стивен Кинг: А Джо, какая с ним была заварушка... Этому Джо было десять лет, и он играл в фильме ребенка, которого бил жестокий, естественно с соответствующим макияжем. Однажды съемки были ночью, а после этого мы зашли в МакДональдс и поехали домой. Кстати, мейк-ап он не снял. И тут нас схватили копы — а что ты думал, у меня в то время была борода, с которой я выглядел настоящим сумасшедшим, а у малыша — все лицо в синяках… Короче, пришлось посидеть в полицейской машине. Джо ел свою картошку-фри, а я звонил на киностудию, просил подтвердить, что мы действительно с киносъемки.

Деннис Миллер: Да, которая велась совсем поблизости. Ладно, у меня есть для тебя новости. Ты можешь немного подождать?

Стивен Кинг: Да, конечно

Деннис Миллер: Леди и джентльмены, это был Стивен Кинг.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

(1) Zone Twilight — популярный американский сериал, в действие которого вплетены мотивы фэнтези, научной фантастики и ужасов.

(2) Флингстоны (Flintstones) — мультсериал о жизни семьи каменного века.

(3) Loom — компьютерный квест, действие которого разворачивается в потустороннем мире.

(4) Чак (Chuck) — главный герой одноименного сериала, агент ЦРУ, отличающийся повышенной нервозностью.

(5) Creepshow — серия фильмов ужасов, снятых по сценариям Стивена Кинга.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Оригинал интервью